Публикации

Аркадий Семенов

Войны Александра III Македонского до начала Персидского похода

1. До восшествия на престол 340-336 гг. до Н.Э.

Поход Александра на медов 340 г. до Н.Э.

Во время войны Филиппа II в районе Перинфа и Византия, восстало фракийское племя медов.

Страна медов находится в среднем течении реки Стримон. На юге страна как бы отгорожена теснинами Сидерокастрона. Двигаясь вверх по течению, попадаешь в широкую, красивую равнину, отличающуюся плодородием, как и окружающие ее холмы. Затем путь снова преграждают две скалы, которые даже теперь, при современных возможностях железнодорожного сообщения, можно преодолеть только благодаря тоннеля. За ними снова попадешь в плодородную область. Эта романтически прекрасная долина тянется справа налево на 80 километров, а ограждают ее крутые горы высотой до 1900 метров. На востоке горы поднимаются до 2900 метров. Склоны гор поросли густым лесом, а на вершинах раскинулись пастбища. Открыта только западная сторона на крайнем юге, куда можно проникнуть через русло реки Струмицы.

По-видимому, отсюда Александр, оставленный управлять Македонией, и начал свое наступление.

Александр взял город медов, которое находился, вероятно, в районе рек Струмы и Струмицы, в местности, которая сейчас называется Мельник.

Далее Александр изгнал варваров, заселил страну переселенцами, а на месте города медов основал Александрополь.

Роль Александра в войне 339-338 гг. до Н.Э.

Воспользовавшись призывом вмешаться в четвертую Священную войну 339г. до Н. Э, Филипп II внезапно захватывает стратегический важный  город Элатею (осень/зима 339 г. до Н.Э). Афиняне быстро сколачивают антимакедонскую коалицию, включавшую Афины, Фивы и ряд других полисов. Далее союзники нанесли два поражения Филиппу.

Филипп II посылает за Александром, который прибывает из Македонии с подкреплением.

В первых числах августа 338 г. до Н. Э. войска коалиции и армия Филиппа встретились у города Херонеи. У Филиппа было 2000 конницы и около 30 тыс.пехоты. Филипп командовал правым флангом, Александр - левым, центр, состоявший из фессалийцев и этолийцев, управлялся Антипатром. Армия союзников насчитывала 50 тыс. человек. Против фланга Филиппа выстроились афиняне (Лисикл и Харес), Александру противостояли фиванцы (Теаген), а в центре были войска прочих союзников (эвбейцы,мегарцы,ахейцы,керкирцы,коринфяне,левкадцы).

Сражение началось на рассвете и носило крайне ожесточенный характер, долго ни одному из противников не удавалось одержать верх. Но решительная атака кавалерии, руководимой Александром, разрушила боевые порядки фиванцев, а на другом фланге афиняне наконец победоносно ворвались в ряды македонцев. "За мной,- вскричал Лисикл,- победа наша! Прогоним этих несчастных назад в Македонию!"  Филипп спокойно взирал на общее замешательство: "Неприятель не умеет побеждать",- сказал он и повел свою быстро выправившуюся фалангу на расстроенные преследованием ряды афинян. Вскоре греческие войска обратились в бегство. Афиняне потеряли более 1 тысяч убитыми, не менее 2  тысяч пленными.   В могиле, где были затем похоронены войны из отряда "Священная лента", элитного подразделения фиванской армии, найдут останки 118 тел, тогда как общая численность "Священного ленты" составляла 300 человек. Потери фиванцев пленными так же была значительны.

После победы Александр и Антипатр направляются в Афины, чтобы доставить пленных и пепел павших в сражении.

Неизвестно, участвовал ли Александр в походе Филиппа на Пелопоннес в том же году.

В начале 337 г. до Н.Э. в Македонию вторгаются иллирийцы (возможно это были дарданцы, племя обитающее от северного устья проходов Скупии по долине "черных дроздов" до того места, где Дрина становиться судоходной) во главе с князем Плеврием. Александр идет в Македонию и разбивает в жарком бою князя Плеврия.

Александр принимает участие в Коринфском конгрессе 337 г. до Н.Э., где были определена форма македонской гегемонии в Греции и была объявлена война Персии.

2.Первые шаги на царстве 336-335 гг. до Н.Э.

Убийство Филиппа II на свадьбе своей дочери Клеопатры с эпирским царем в старинной македонской столице, городе Эги. Произошло это, по разным данным, то ли зимой 337/336, то ли летом, то ли осенью 336 г. до Н.Э. Наследником Филиппа стал Александр III

Демосфен, лидер антимакедонской оппозиции в Афинах, получив известие о смерти Филиппа (через тайных гонцов стратига Харидема, стоящего близ фракийских берегов), предложил отпраздновать это событие и издать постановление в честь убийцы. Говоря в народном собрании, Демосфен назвал нового македонского царя дурачком, который не отважиться выйти за пределы Македонии, и призвал создать антимакедонскую коалицию в составе Афин, Фив, Фессалии и других государств. Демосфен писал письма Атталу, дяде по матери дочери Филиппа, Клеопатры и в Персии с просьбой поддержать греков. Афины готовили флот, а Фивы собирались изгнать македонский гарнизон из города Кадмеи. Против македонских гарнизонов готовилась выступит и Амбракия. Помимо этого фракийцы и пэоны вот-вот грозили выйти из повиновения.

Но Александр быстрыми действиями присёк все эти приготовления: Аттал был убит посланником Александра, Гекатеем,  пэоны были приведены к спокойствию князем агрианов Лангаром, союзником Александра, а на Грецию Александр совершил поход.

Поход Александра в Грецию 336 г. до Н.Э.

Александр двинулся в Фессалию и направился вдоль берега моря к проходам Пенея; главный проход Темпе и боковой проход Каллипевку он нашел занятыми сильным отрядом. Не желая тратить время на штурм, Александр решает обойти вражескую позицию. К югу от главного прохода есть скалистые массы Осса, со стороны моря подъемы на них менее крутые, чем со стороны Пенея. Александр приказал войскам вырубить ступени в скалах, перейти горы и спуститься на равнины Фессалии. Теперь, имея в своем тылу войска Александра, фессалийцам пришлось покориться ему.

Племена энеанов, малиев и долопов открыли Александру Фермопильский проход, Дорога в Грецию была открыта.

Александр призвал амфиктионов в Фермопилы и потребовал титула гегемона. Но Фивы и Афины не прислали своих представителей. Тогда Александр спустился на беотийскую равнину и стал лагерем близ Кадмеи, что исключило возможность выступления Фив. Афины, не в состоянии сражаться в одиночку, прислала послов с мирными предложениями.

Второй Коринфский конгресс подтвердил за Александром прерогативы Филиппа: гегемон эллинов и стратег-автократор в войне против Персии.

С наступлением зимы, Александр вернулся в Македонию и стал готовиться к походу против фракийцев и иллирийцев, беспокоивших северные границы.

Война с фракийскими племенами: одризами, трибаллами и гетами 335 г. до Н.Э. (вероятное время- май месяц)

Фракийское племя трибаллов, жившее к северу от горы Гема и вниз по Дунаю, еще в 339 г. до Н.Э. нанесли поражение Филиппу II, когда тот возвращался из похода на скифов. Александр решил наказать их за это и за одно усмирить дунайскую границу.

Следуя цели усмирения этого района, Александр решил пойти на трибаллов через земли неспокойных одризских фракийцев: пройти долину Гебра, подняться на Гем  и поразить трибаллов на восточных границах.

Александр двинулся из Амфиполя с армией примерно в 20 тыс. человек, включавшей 1500 всадников и 2000 стрелков, на восток, через область свободных фракийцев, вверх по долине Несса, и, перешел затем через эту реку, оставив левее Филиппы, а потом Орбел.  Затем он переправился через Годову, чтобы пройдя через область одризов, достигнуть проходов Гема.

На десятый день Александр подошел к горе Гем.  Там его встретила в ущелье, которым шла дорога на гору, толпа вооруженных горцев (вероятно, бессы) и “независимые фракийцы”. Вооруженные только кинжалами и дротиками, в лисьих шапках и не имея никаких шансов в бою с македонянами, они захватили вершину Гема и приготовились преградить войску дальнейший путь: собрали телеги и поставили их впереди, перед собой, чтобы они служили оградой и чтобы с них можно было отбиваться, если нападет враг. Кроме того, у них было в мыслях сбросить эти телеги на македонскую фалангу, когда она будет взбираться по самому крутому месту на горе. Между тем Александр составил план, как безопаснее всего перевалить через гору. Когда он увидел, что приходится идти на опасность, так как другого прохода нет, то он отдал гоплитам следующий приказ: когда телеги станут сверху валиться на них, то пусть солдаты в тех местах, где дорога широка и можно разбить строй, разбегаются так, чтобы телеги падали в промежутки между людьми;  если же раздвинуться нельзя, то пусть они падают на землю, прижавшись друг к другу и тесно сомкнув свои щиты: тогда телеги, несущиеся на них, вследствие быстрого движения скорее всего перепрыгнут через них и не причинят им вреда. Как Александр указывал и предполагал, так и случилось.  Одни бросились врассыпную; другим телеги не причинили большого вреда, прокатившись по щитам; ни одного человека они не убили. Македонцы ободрились, видя, что телеги, которых они больше всего боялись, не нанесли им вреда и с криком кинулись на фракийцев.  Александр приказал лучникам уйти с правого крыла и стать перед фалангой, где она была наиболее уязвимой, и встретить фракийцев, откуда бы они ни подошли, стрелами; сам он с агемой, щитоносцами и агрианами стал на левом крыле.  Лучники, поражая фракийцев, выбегавших вперед, остановили наступление. Фаланга, вступив в дело, без труда отбросила варваров, легко и плохо вооруженных, так что они, не дожидаясь Александра, наступавшего слева, побросали оружие н кинулись с горы кто куда.  Погибло их около полутора тысяч; живых захватили мало, потому что они были в  беге быстры и хорошо знали местность. Забрали всех женщин, которые сопровождали варваров, детей и всю добычу. Александр отослал эту добычу в приморские города, поручив распорядиться ею Лисании и Филоте.

Далее Александр, перевалив через Гем, пошел вперед на трибаллов и прибыл к реке Лигин(вероятно, ныне река Янтра, близ Тырнова)  и переправился через неё.

Сирм, царь трибаллов, давно  зная о походе Александра, заранее отправил женщин и детей трибаллов к Истру(Дунаю), велев им переправиться на один из островов на Истре. Остров этот назывался Певка. На этот же остров сбежались задолго до приближения Александра фракийцы, жившие по соседству с трибаллами; туда же бежал вместе со своими и сам Сирм. Но значительное количество трибаллов вернулось к реке Лигин, чтобы ударить оттуда в тыл Александру, который ушел вперед от реки за день до этого.

Когда Александр узнал, куда ушли трибаллы, он повернул обратно и пошел на них; он захватил их уже за разбивкой лагеря. Застигнутые врасплох, они построились в лесу, росшем у реки. Александр сам повел солдат, выстроив их в глубину; лучников и пращников он выслал вперед, приказав им осыпать варваров стрелами и камнями; он рассчитывал таким образом вызвать их из леса на открытое место.  И действительно, оказавшись под дождем стрел, они устроили вылазку и бегом устремились на лучников, рассчитывая схватиться с ними врукопашную, тем более, что у лучников щитов не было. Александр, выманив трибаллов из леса, приказал Филоте взять всадников, набранных в Верхней Македонии, и броситься на правое крыло противника, больше всего выдвинувшееся вперед при вылазке. Гераклиду и Сополу он велел вести на левое крыло всадников из Боттиси и Амфиполя. Пехотинцев и остальную конницу, растянутую перед пехотой, он повел на центр неприятеля. Пока с обеих сторон шла перестрелка, трибаллы не уступали, но когда на них нажала мощная плотная фаланга и с обеих сторон напали всадники, действуя уже не дротиками, а давя лошадьми, трибаллы повернули через лес к реке. В бегстве погибло 3000; живых и на этот раз захватили мало, потому что лес у реки был густой, а наступившая ночь не позволила македонцам вести правильное преследование; македонцы же, по словам Птолемея, потеряли 11 всадников и около 40 пехотинцев.

На третий день после этой битвы Александр подошел к реке Истру (Дунаю). На Истре (Дунае) он застал пять военных судов, пришедших к нему из Византия  по Эвксинскому (Черному) морю и по реке. Посадив на них лучников и гоплитов, он поплыл к острову, куда бежали фракийцы и трибаллы, и попытался высадиться, но всюду, где бы ни пытались пристать корабли, их встречали варвары. Судов было мало, и войска на них немного; крутые берега мало где позволяли пристать, а река около острова. сдавленная в теснине, неслась с такой стремительностью, что стать на якорь было невозможно.

Тогда Александр, видимо решив блокировать остров, приказал переправиться через Дунай, чему собиралась воспрепятствовать армия гетов (10 тыс. пехоты и 4 тыс. всадников), еще одного племени фракийцев.

Александр сел на корабль, велел набить сеном меха, из которых делали палатки, и собрал тут же челноки, выдолбленные из одного дерева (их  было великое множество, потому что береговое население ловит на Истре рыбу с этих челноков, ездит на них по реке друг к другу, и многие на них же занимаются разбоем). Собрав как можно больше этих челноков, он переправил на них столько войска, сколько было возможно при таких средствах переправы. Перешло с Александром тысячи полторы всадников и около 4000 пехотинцев. Переправились ночью в том месте, где росли густые хлеба, за которыми и не видно было людей, подбиравшихся к берегу. На рассвете Александр повел пехоту через хлеба, приказав воинам держать сариссы наискось и раздвигать колосья, пригибая их. Так они вышли на пространство необработанное. Всадники следовали сзади, пока фаланга не прошла через хлеба. Когда войско оказалось на целине, Александр сам повел конницу на правое крыло, а Никанору велел построить пехоту вытянутым прямоугольником. Геты не выдержали и первого натиска всадников; невероятной казалась им дерзость Александра, который так легко, в одну ночь, не наводя мостов, переправился через величайшую из рек, ужасной — сомкнутая фаланга, неистовым — натиск всадников.  Сначала они бросились в свой город, стоявший недалеко от Истра.  Когда же они увидели, что Александр спешит со своей пехотой, идя вдоль реки, чтобы не оказаться пехоте в кольце и не попасть в ловушку, устроенную гетами, а всадники едут впереди, геты оставили свой плохо укрепленный город, забрав с собой на лошадях столько детей и женщин, сколько лошади могли увезти: они устремились как можно дальше от реки в пустынные степи. Александр овладел городом и всем, что оставили геты. Он велел Мелеагру и Филиппу переправить эту добычу, сам же разрушил город.

После этой победы, прибыли к Александру послы от других независимых племен, живущих возле Истра, а также от Сирма, царя трибаллов. Пришли послы и от кельтов, живущих у Ионийского залива. С фракийцами был заключен мир, а с кельтами союз.

Война с иллирийцами 335 г. до Н.Э. (вероятно, лето 335)

После победы над фракийцами, Александр двинулся на юг, в Македонию, через земли своих союзников агрианов(Александр  прошел по территории современной Болгарии, между Балканами и Дунаем, до того места, где сейчас расположена София.). Там он получил известия о том, что князь иллирийцев, (живших в горах и долинах, орошаемых Эргентом и Деволом) Клит совместно с князем племени тавлантинцев (которые проживали вблизи с иллирийцами Клита и позади их вплоть до берега моря у Аппалонии и Диррахия) Главкием, решил захватить проходы к югу от Лихнидского озера. Во время похода Александра к Дунаю, Клит захватил проход Пелион, где стал ждать подхода Главкия, чтобы вторгнуться в Македонию и, заняв позицию по теченью Эригона, отрезать Александра от южной Македонии и Греции. Кроме того, иллирийское племя автариатов (приживавшее в долинах Бронга и Ангра, сербской и болгарской Моравы), готовилось напасть на македонское войско, когда оно будет проходить через горы.

Князь агрианов Лангар, дабы Александр не терял времени, сам напал на автариатов и победил их.

Александр же  вторгся в район Верхнего или Среднего Аксая (Вардара).  Александр направился к реке Эригону, к  Пелион. Александр, подступив к городу, разбил лагерь у реки Эордаика (Аис, Девол) и решил на следующий день брать стены приступом.  Войска Клита занимали горы, кольцом окружавшие город, возвышавшиеся над ним и покрытые густым лесом; на македонцев, если бы они пошли на приступ, можно было напасть со всех сторон. Главкий, князь тавлантинцев, к Клиту еще не явился.  Александр подошел к самому городу. Враги же, заколов в жертву трех мальчиков, столько же девочек и трех черных баранов, устремились вперед с намерением вступить с македонцами врукопашную, но, столкнувшись с ними, сразу же, хотя занятая ими позиция и была прочной, отступили с такой поспешностью, что жертвы их остались лежать и были подобраны противником.   В тот же самый день Александр запер их в городе и, расположившись лагерем у стен, решил окружить город у креплениями и блокировать его. На следующий день появился с большим войском Главкий, князь тавлантинцев. Александр понял, что ему не взять города с таким войском, какое у него сейчас: в городе собралось много хороших воинов, и если он пойдет на приступ, то ему придется иметь дело еще и с войском Главкии. Он отправил Филоту за провиантом, приказав ему взять сколько нужно всадников для охраны и вьючных животных из лагеря. Главкий, узнав об экспедиции Филоты, погнался за ним и занял горы, кольцом окружавшие ту долину, где отряд Филоты намеревался добыть провиант.  Александр, получив известие о том, что всадники и караван окажутся в опасности, если их застанет ночь, сам поспешил им на помощь, взяв с собой щитоносцев, лучников, агриан и около 400 всадников. Главкий, узнав о приближении Александра, оставил горы, и отряд Филоты благополучно укрылся в лагере.

Находясь, в крайне сложном положении, Александр решил навязать противнику бой. Пока конница и легковооруженные держали фронт перед городом, фаланга в 120 рядов, имея на флангах 200 всадников, вышла на равнину, окруженную с трех сторон высотами на которых засели тавлантинцы. Дротиками и ложной атакой, македонцы сумели очистить часть возвышенности. Атакой конницы, к которой были посланы так же 2000 лучников, окончательно удалось очистить высоты над равниной. После чего, Александр приказал переправляться через реку, и, когда враги начали наседать на арьергард, Александр повел наступление с занятой возвышенности(Александр был ранен ударом палицы в шею и камнем в голову), а затем и сам переправился через реку.

Спустя три дня Александр узнал, что войско Клита и Главкии живет в полной беспечности; караулы для охраны не расставлены, нет перед лагерем ни палисада, ни рва, словно все думают, что Александр в страхе бежал. Линия фронта была бессмысленно вытянута в длину. Александр ночью незаметно переправился через реку, ведя за собой щитоносцев, агриан, лучников и полки Пердикки и Кена.  Остальному войску приказано было следовать за ними. Выбрав удобное для нападения время и не дожидаясь соединения всех сил, он бросил на неприятеля лучников и агриан. Напав внезапно, с фланга, там, где противник был наиболее слаб, и потому удар их был наиболее силен, они одних убивали в постелях, других, которые пытались бежать, без труда ловили, так что многие были тут же захвачены и убиты; другие погибли при беспорядочном паническом отступлении.  Немало людей было захвачено в плен. Воины Александра преследовали врага до самых гор в земле тавлантиев. Те, кто ускользнул от преследователей, спасся, бросив оружие. Клит бежал сначала в свой город, но затем город сжег и отправился к Главкии в землю тавлантиев.

Поход Александра в Грецию 335 г. до Н.Э.

Во время войны Александра с варварами, Демосфен, получив от персов 300 талантов, активно сколачивает новый антимакедонский союз. В ход пущены слухи о поражении македонцев от трибаллов, затем о гибели Александра: Демосфен всем показывает человека, который "был ранен в этом сражении и видел смерть Александра". Были слухи о смерти македонского царя в войне с иллирийцами. Слухи и персидские деньги привели к почти повсеместному крушению промакедонских властей: в Фивах осажден македонский гарнизон в Кадмеи, элийцы также изгнали приверженцев Александра, этолийские племена подняли восстание, Афины шлют в Фивы оружие, а на помощь фиванцам спешат аркадцы.

Когда мятежники узнали, что македонские войска во главе с Александром стоят у Онхисты, в двух милях от Фив и в 60 милях от Пелиона, то говорили о войсках Антипатра, управляющего Македонией в отсутствие царя или же, что это линкистийский князь Александр, но поверить в живого Александра им было невозможно.

За две недели до этого, Александр выиграл битву у Пелиона и, получив известия о событиях на юге, поспешил в Грецию: Пройдя через Эордею и Элимиотиду, он перевалил через горы Стимфеи и Паравии и на седьмой день прибыл в Пелину в Фессалии. Выступив оттуда, он на шестой день вторгся в Беотию.

Следствием появления Александра в Беотии стала  следующая расстановка сил:  аркадцы повернули назад, так и не дойдя до Фив, Афины не спешили открыто выступать против Александра, в войско же македонцев влились отряды орхоменян, платейцев, фесийцев, фокейцев и других греческих полисов. Александр (30 тыс. пехоты и 3 тыс. конницы), двинувшись из Онхеста, на следующий день подошел к городу фиванцев, к гимназии Иолая, где и стал лагерем, ожидая решить дело миром. Но фиванские  всадники и немалое число легковооруженных, сделав вылазку, добежали до лагеря и стали обстреливать передовые посты; несколько македонцев было убито.  Александр выслал легковооруженных и лучников, чтобы отбросить нападающих. Их отбросили лихо, когда они уже подходили к самому лагерю. На следующий день Александр со всем войском подошел к воротам, откуда дорога шла на Элевферы и Аттику, но не стал у самых стен, а разбил лагерь недалеко от Кадмеи, чтобы македонцы могли тут же подать помощь сидящим в Кадмее. Александр продолжал медлить, надеясь на мирный исход конфликта.

Но Пердикка, несший охрану лагеря и стоявший со своим отрядом впереди него, недалеко от вражеского палисада, не ожидая от Александра приказа идти в бой, сам, первый, своей волей, кинулся на этот палисад, разметал его и напал на передовой отряд фиванцев. За ним последовал Аминта, сын Андромена, так как он стоял вместе с Пердиккой; увидав, что тот уже за палисадом, он повел и свой полк. Александр, видя это и боясь, как бы фиванцы их не отрезали и им не пришлось бы сражаться одним, двинул остальное войско.  Лучникам и агрианам он дал знак вбежать за палисад; агему и щитоносцев он держал еще перед ним. Пердикка, стремясь пройти за второй палисад, упал, пораженный стрелой. Его унесли в тяжелом состоянии в лагерь: поправился он с трудом. Воины, ворвавшиеся с ним, вместе с лучниками Александра за гнали фиванцев в лощину, по которой шла дорога к храму Геракла. Они шли за фиванцами, отступавшими до самого храма; тут фиванцы повернули с криком, и у македонцев началось бегство. Пал начальник лучников, критянин Эврибот, и человек 10 лучников; остальные добежали до македонской агемы и царских щитоносцев.  Александр, видя, что его солдаты бегут, а фиванцы, преследуя их, потеряли строй, бросил на них выстроенную фалангу, которая и оттеснила их за ворота. Фиванцы бежали в таком ужасе, что, теснимые в город через ворота, они не успели эти ворота закрыть. Вместе с ними в город ворвались и те македонцы, которые бежали сразу же за ними; на стенах же никого не стояло, так как выставлено было много сторожевых постов за городом.  Подойдя к Кадмее, македонцы разделились: одна часть вместе с отрядом, державшим Кадмею, вступила в нижний город у храма Амфиона, а другая перелезла через стены, уже захваченные теми, кто проник в город с беглецами, и бегом кинулась на агору.Какое-то недолгое время отряды фиванцев еще держались у храма Амфиона. Когда же македонцы стали нажимать на них со всех сторон и Александр появлялся то тут, то там, фиванскис всадники, убегая, вынеслись через город на равнину; пехотинцы спасались, как кому удавалось.  И тогда началось беспорядочное избиение уже не защищавшихся фиванцев, причем гнева были полны не так македонцы, как  фокейцы, латейцы и прочие беотийцы; одних застигали в домах, — некоторые пытались сопротивляться, другие молили о пощаде, припав к жертвенникам, — но жалости не было ни к женщинам, ни к детям. Шесть тысяч человек погибло, а оставшееся население (30 тыс.) продано в рабство; Фивы постановили срыть, оставив только гарнизон в Кадмее.

Участь Фив ужаснула греческий мир, больше никто и не думал сопротивляться Македонии. Третий Коринфский конгресс 335 г. до Н.Э. восстановил статус-кво и Александру более ничто не мешало начать завоевание Азии.

Приложение: Общая карта периода (взята с http://rulers.narod.ru/)

Литература:

  • Арриан. Поход Александра. — М.: МИФ, 1993. (электронная версия: http://militera.lib.ru)
  • Дройзен И. История эллинизма, т.1.Издательство "Феникс",Ростов-на-Дону,1995,-608 стр.
  • Егер О. Древний мир. (Всемирная история, т.1)- СПб: «Специальная Литература», 1997-824 с.
  • Плутарх Избранные жизнеописания. В двух томах. Том II.-М:.Правда,1990.-608 стр.
  • Шахермайр Ф. Александр Македонский.-Ростов-на-Дону,1996,-576 стр.
  • 100 Великих битв.-М.:Вече,1998.-640 стр.

Курорты и пляжи на турецкой части северного кипра.

Hosted by uCoz