Публикации

Илья Литсос

Пелопонесская война

Причины войны

После окончания Персидских войн Эллада вступила в новый период своего развития. Во время второй фазы военных действий против Персии, связанной в основном с заморскими экспедициями и операциями на море, патриархальная Спарта - традиционный военный и политический лидер греческих городов-государств - отошла от активного участия в войне и уступила военное руководство Афинам. В отличие от Спарты, тяготевшей к "континентальной" политике, Афины направили свои усилия на создание обширной морской державы, империи, которая черпала бы свою мощь из заморских владений. Главным результатом войны стало создание в 478-7 гг. нового мощного объединения - Делосского союза предназначенного для защиты эллинов от персов. В союз вошли многочисленные греческие города островной Эллады и Малой Азии, ведущую роль в союзе играли Афины. По решению союзников была создана единая казна союза, куда каждый из союзников был обязан ежегодно вносить определённую сумму денег (т.н. форос). Союз проводил активную внешнюю политику, расширяя сферы своего влияния во Фракии, Малой Азии и самой Элладе. Внутри самого союза постепенно происходили важные изменения - главенство Афин превратилось в господство этого города над остальными членами союза, которые со временем стали подданными и данниками Афин. Одним из основных инструментов при создании Афинской империи (архэ) была система взимания союзнических взносов в казну союза. Как я уже говорил, каждый из союзников был обязан вносить определённую сумму и выставлять корабли и воинов, однако на практике большинство греческих городов не желали посылать своих граждан для участия в военных операциях и предпочитали откупаться, внося дополнительные денежные средства в союзную казну. Казна находилась под контролем афинян (в 454 г. она была перенесена с Делоса в Афины), и они использовали полученные средства по собственному усмотрению, как для увеличения своего флота и улучшения его качества, так и для финансирования масштабной программы строительства великолепных зданий в Афинах. Взносы союзников доходили до 500 талантов в год, а во время войны были увеличены до 1000 талантов. Таким образом, афиняне получили огромное военное превосходство над своими разоружившимися союзниками и могли при необходимости силой подавлять попытки выйти из состава Союза, как это часто и случалось.

С тревогой следила Спарта за стремительным ростом могущества афинского государства, однако консервативная политика самой Спарты и рыхлая структура Пелопоннесского союза, который она возглавляла, не позволяли адекватно реагировать на возникавшие угрозы. Однако когда Афины начинали терять чувство меры в своих завоеваниях, Спарта бывала вынуждена начинать военные действия. Первая Пелопоннесская война началась в 460 г., когда Мегара вышла из союза со Спартой и присоединилась к Афинскому союзу. Афиняне построили длинные стены, соединившие Мегару с её портом в Нисее, обезопасив таким образом мегарцев от блокады с суши, чем вызвали враждебность вечного врага Мегар Коринфа. На вершине своего успеха в этой войне, афиняне, в союзе с Мегарой и Аргосом, удерживали под контролем всю центральную Грецию за исключением Фив. В 454 г. крупная экспедиция, предпринятая Афинами в Египет для оказания поддержки восстанию против персов, потерпела неудачу и была уничтожена, вслед за этим по Афинскому союзу прошла череда восстаний. В 451 г. между Афинами и Спартой был подписан "тридцатилетний мир", по которому Афины обязались аннулировать свой союз с Аргосом, а Спарта обещала отказаться от союза с Фивами. После заключения мира Афины перенесли центр своих усилий на персидский фронт и в 449 г. принудили персов к признанию независимости греческих городов и миру.

Через три года после этого афинское войско, посланное в Беотию, было разбито, что привело к падению афинской власти в континентальной Греции. Восстала Эвбея, а когда афиняне отправили для подавления мятежа морскую экспедицию, Мегара перешла на сторону Спартанского союза, после чего пелопоннесская армия вторглась в Аттику. Этот конфликт закончился подписанием компромиссного тридцатилетнего мира в 446 г. После заключения мира со Спартой Афины, под руководством гениального государственного деятеля Перикла, отказались от политики безудержной экспансии во всех направлениях и занялись консолидацией своей империи и продвижением на наиболее важных участках, стараясь в то же время не раздражать Спарту. Тем не менее, противоречия между Афинами и городами, входившими в Пелопоннесский союз, особенно с богатым Коринфом, были слишком глубоки, и с 434 г. Эллада начинает скатываться к войне. Поводами для начала боевых действий стали три события: война между Коринфом и его колонией Керкирой, причём последняя заключила союз с Афинами; жестокое обращение Афин с другой колонией Коринфа Потидеей, которая являлась членом Афинского морского союза; и, наконец, так называемая "мегарская псефисма" - запрещение мегарцам торговать с Афинами и членами Афинского морского союза.

Основная стратегическая проблема войны

Пелопоннесская война интересна для нас, прежде всего, теми стратегическими проблемами, которые возникли в ходе военных действий и проистекали из противоположного характера военной мощи противоборствующих сторон.

Афины являлись портовым городом с обширной заморской торговлей и зависели от поставок продовольствия и товаров. Кроме того, Афины получали значительные средства от торговли, своих колоний и союзников. Хотя земли, входившие в афинскую область, давали большое количество необходимых продуктов, однако, афиняне привыкли полагаться и на подвоз припасов из других государств. Поэтому в будущей войне афиняне рассчитывали, прежде всего, на свой мощный флот, который располагал превосходными моряками и командирами. К началу войны в афинских гаванях находилось триста триер готовых выйти в море, их задачей были пиратские действия у Пелопоннеса и разграбление побережья, а также удержание в подчинении афинских союзников и регулярное взимание фороса.

Спарта являлась сухопутным государством, её торговля и заморские интересы были незначительны, города, принадлежавшие к Пелопоннесскому союзу, в большинстве своём находились на суше, и все её нужды удовлетворялись за счёт местного производства. Спартанцы традиционно считались непобедимыми бойцами на суше, их хорошо подготовленное войско всегда обладало преимуществом в правильном бою двух фаланг. К тому же Пелопоннесский союз был способен выставить в несколько раз больше гоплитов, чем Афины и твёрдо рассчитывал на успех в открытом бою.

Таким образом, представление о глобальном превосходстве одной стороны на море, а другой на суше, было твёрдо устоявшимся и у противников не возникало сомнений в безнадёжности попыток добиться превосходства в борьбе в чуждой для каждой из сторон стихии. В более раннюю эпоху спартанская армия просто совершала марш к Афинам, и афиняне либо бывали разбиты в полевом сражении, либо сдавались из-за угрозы своему городу. Однако, великий афинский политик Фемистокл построил Длинные стены, соединившие Афины с их портом в Пиреях, - стены, которые из-за слабого развития осадного искусства, спартанцы взять не могли. Спартанцам отныне приходилось довольствоваться разграблением афинской области, в то время как афиняне совершали диверсии в Пелопоннесе, не имея возможности нанести решительный удар спартанцам на суше. Вожди обеих сторон понимали стратегическую проблему, стоявшую перед их государствами - война должна была отныне вестись на истощение. Перикл в своей знаменитой речи перед афинским собранием изложил, как предпосылки хода военных действий, так и свой план войны. Афиняне должны были добровольно отдать неприятелю свои загородные поместья и обратиться к морской войне, выжидая счастливого случая, чтобы нанести удар своим противникам, так как их флот давал им большие возможности для гибкого реагирования на изменения стратегической ситуации. Спартанцы же рассчитывали, что ежегодное разграбление афинских земель заставит афинян в конце концов сдаться. Обе стороны в ходе военных действий активно интриговали в городах своих противников, пытаясь вызвать в них переворот и переход на свою сторону.

Большую роль в войне играли также города, расположенные на важнейших торговых путях. Коринф, находившийся между Спартой и Афинами в восточном углу Коринфского залива, контролировал кратчайший торговый путь из Эгейского моря в Италию и Сицилию. Прибрежные города, такие как Пилос, Керкира, Эпидамн, и Потидея контролировали морские пути вдоль периметра Греции. Корабли того времени были плоскодонными, без глубоких килей и не предназначались для длительных путешествий в открытом море, поэтому мореходы предпочитали днём плыть вдоль береговой линии, а на ночь приставать к берегу. Города и острова вдоль побережья становились важными пунктами, так как контролировали проход судов через свои воды. Города, находившиеся в руках противника, могли блокировать перевозку войск или доставку снабжения, и враги, не стесняясь в средствах, боролись за господство в них. Например, Навпакт был взят афинянами и заселен изгнанниками выселенными спартанцами из Итомы, таким образом верность города была гарантированна.

Периодизация

Пелопоннесская война может быть разделена на три основных периода:

  1. Архидамова война или Десятилетняя война (431-421 гг.): Период напряжённой борьбы за союзников, территории. Была спровоцирована спартанскими требованиями, предъявленными Афинам, которые включали в себя высылку из города Перикла. Продолжалась десять лет до заключения Никиева мира.
  2. Перемирие (420-412 гг.): Восемь лет союзники Спарты и Афин продолжают бороться друг с другом, но война между главными полисами не ведётся. Заканчивается афинской экспедицией в Сицилию.
  3. Декелейская война (413-404 гг.): После поражения афинян в Сицилии, спартанцы решаются перейти к войне на море и одерживают окончательную победу.

Архидамова война (431-421 гг.)

После объявления войны, царь Спарты Архидам без промедления двинулся в Аттику. Стратегия Спарты была простой - разорение вражеских территорий и порабощение населения. Этот план был рассчитан на разрушение инфраструктуры Афин - крестьянских хозяйств, окружавших город, но афиняне в ответ, в соответствии с планом Перикла, отказались от сражения, покинули Аттику и собрались за неприступными афинскими стенами.

Пока афиняне находились в безопасности, флоты Афинского союза разоряли беззащитное побережье Пелопоннеса, уничтожая усадьбы воинов ушедших грабить Аттику и вынуждая спартанцев вернуть силы для обороны. План Перикла приносил свои плоды - союзники Спарты не видели выхода из сложившейся ситуации, в которой Афины, благодаря своему флоту, были способны наносить новые и новые удары в любом месте. Судьба пришла на помощь спартанцам - в переполненных Афинах вспыхнула страшная эпидемия чумы, унёсшая жизни десяти тысяч граждан, к тому же землевладельцы были раздражены утратой всей своей собственности. В 429 г. Афиняне овладели Потидеей, однако следующая экспедиция в Халкидику в составе 2000 гоплитов и 200 всадников потерпела неудачу в бою с вражескими всадниками и пельтастами. В этом же году пелопоннесская армия осадила союзный Афинам город Платеи. Несмотря на подавляющее превосходство пелопоннесцев (Платеи могли выставить всего около 500 гоплитов), город отразил все попытки взять его. В эту эпоху грекам вообще редко удавалось брать города приступом, обычно город блокировали, и ждали, когда он падёт из-за голода или измены. После осады, затянувшейся до конца лета спартанцы распустили своё войско по домам, оставив у Платей корпус для продолжения осады. Несколько предпринятых спартанцами экспедиций в западную Грецию потерпели неудачу. 47 коринфских триер, посланные для подкрепления отряда в Акарнании, были разбиты 20 афинскими под командованием Формиона, причём в бою афиняне продемонстрировали полное тактическое превосходство своих экипажей и кормчих. Пелопоннесцы, не смирившись с поражением, выставили в Коринфском заливе новый флот в 77 кораблей под командованием Брасида. Вышедшие им навстречу афиняне желали, чтобы спартанский флот покинул узкое место залива и вышел в море, где превосходство афинян в искусстве мореходства должно было сыграть решающую роль, спартанцы по тем же самым причинам не хотели покидать своих позиций. В конце концов, спартанцы, угрожая базе афинян в Навпакте, заставили их принять бой на своих условиях. Девять афинских триер были выброшены на берег, а оставшиеся одиннадцать начали отступление к Навпакту, преследуемые торжествующим флотом пелопоннесцев. Внезапно последний афинский корабль развернулся и протаранил своего преследователя, за ним последовали и остальные афинские триеры. В последовавшем бою афиняне захватили шесть вражеских судов и отбили потерянные ранее девять триер. Разбитый пелопоннесский флот отступил в Коринф. Спартанцы ещё попытались внезапным ударом с моря захватить Пирей, перебросив сушей экипажи для 40 мегарских триер находившихся на другой стороне истмийского перешейка, но осторожность взяла верх, и они ограничились разграблением Саламина. Осенью этого года царь Фракии Ситалк во главе большой армии вторгся в Македонию и Халкидику. Ситалк формально был союзником афинян, но масштаб вторжения обеспокоил афинских политиков и Афины отказались от посылки обещанного фракийцам флота и припасов, в результате фракийцы были вынуждены отступить из-за нехватки продовольствия.

Среди афинян росло недовольство планом войны, но серьёзный удар был нанесён смертью самого вдохновителя афинской стратегии - Перикла, умершего от чумы и не оставившего достойного преемника. Без своего руководителя афиняне начали всё больше уклоняться от духа его плана. Как говорил Клаузевиц, война стремится к абсолюту, и афиняне поставили перед собой задачу решительной победы над Спартой, чего вовсе не предусматривал план Перикла. Теперь часто флот афинян подвергался ненужному риску, а силы города оказывались вовлечёнными в завоевательные экспедиции, от осуществления которых Перикл предостерегал афинян ещё в начале войны.

После смерти Перикла в Афинах образовалось три группировки претендовавших на руководство военными действиями, они возглавлялись Клеоном, Алкивиадом и Никием. Победу одержала партия Клеона, поддержанная Алкивиадом. Клеон не обладал ни способностями Перикла, ни авторитетом среди сограждан необходимым для действий в духе стратегии истощения, поэтому Афины при нём постепенно начинают сползать от стратегического полюса маневрирования к полюсу решительных действий, тем более что спартанские попытки посеять возмущение в городах Афинского союза начали приносить плоды. В 428 г. наступил первый серьёзный кризис - пелопоннесцы в третий раз вторглись в Аттику, а союзник Афин Лесбос взбунтовался. Для подавления восстания афиняне послали экспедиционный корпус на 40 триерах с целью захвата главного города Лесбоса Митилены. Митилена обратилась за помощью к Спарте, но флот афинян воспрепятствовал переброске войск и Митилена пала. По решению афинского собрания все митиленцы способные носить оружие должны были быть казнены, женщины и дети проданы в рабство, а город разрушен. Правда вскоре народное собрание изменило решение, и значительная часть горожан получила пощаду.

Спартанцы продолжили свои операции на суше и, наконец, принудили к сдаче Платеи. После капитуляции города пелопоннесцы устроили суд, на котором каждый из платейцев должен был ответить "да" или "нет" на вопрос, "Сделал ли ты что-нибудь полезное для Спарты и её союзников в этой войне?". Естественно, все платейцы отвечали "нет" и были казнены, а город разрушен фиванцами.

Тем временем на Керкире вспыхнула гражданская война между демократами - сторонниками афинян и олигархами, поддерживавшими Спарту. Первая кровь была пролита олигархической партией, члены которой ворвались на собрание городского Совета и перебили 60 его членов. Вскоре к острову прибыл афинский флот из Навпакта под командованием Никострата, который установил перемирие выгодное демократам. Не успел афинский флот покинуть остров, как к нему подошёл флот лакедемонян во главе с Алкидом. В последовавшей битве спартанцы одержали верх, но прибытие дополнительных 60 триер из Афин вынудило их спешно покинуть остров. Прибытие нового афинского флота предрешило судьбу керкирских олигархов - семь дней демократы избивали своих противников, лишь 500 из сторонников Спарты удалось скрыться в горах, откуда они продолжали вести партизанскую войну.

В 426 г. вторжение лакедемонян в Аттику было отменено в связи с землетрясением, а афинский флот вновь крейсировал вдоль берегов Пелопоннеса. Также афинская эскадра Никия отправилась на Мелос. Однако 60 триер и 2000 гоплитов оказалось недостаточно, чтобы привести Мелос к повиновению, и Никий вместо этого занялся разграблением беотийского побережья. В это время афиняне предприняли экспедицию в Этолию, чтобы вторгнуться в Беотию с другой стороны, но вновь греческие гоплиты под командованием Демосфена были разбиты пельтастами врага, которые осыпали их дротиками, но уклонялись от рукопашной схватки. В ответ лакедемоняне послали в Этолию 3000 гоплитов с полководцем Эврилохом для атаки Навпакта, но город оказался надёжно защищён 1000 гоплитов, вовремя присланных Демосфеном. Тогда Эврилох договорился с гражданами города Амбракия о совместном нападении на Акарнанию, однако союзная армия была встречена войском Демосфена и разбита, причём пелопоннесцы тайно договорились с Демосфеном о свободном пропуске их разгромленной армии, в то время как амбракиоты были перебиты. На следующий день Демосфен нанёс поражение ещё одному войску амбракиотов и довершил победу.

С 426 г. до перемирия в 421 г. столкновения на суше и на море продолжались в Аттике и на Пелопоннесе. В 425 г. казалось был достигнут переломный пункт в войне - спартанцы потерпели поражение на Пилосе, примерно в 70 км от Спарты. В этом году афиняне отправили сорок триер с отрядом мессенцев из Навпакта, которых Афиняне планировали поселить в городе Мессина в Сицилии, который контролировал пролив между Италией и Сицилией, кроме того, они должны были подавить мятеж на Керкире, но прежде чем успели достичь её попали в шторм и высадились в Пилосе. Пилос был малонаселён, но, тем не менее, являлся стратегически важным пунктом, так как контролировал морские пути в Италию и из него можно было подстрекать к мятежу спартанских илотов. Моряки соорудили укрепления на мысе Пилоса, чтобы защитить себя от атаки с суши. Когда шторм стих триеры отправились дальше в путь, однако Демосфен с небольшим отрядом остался в Пилосе. Сперва пелопоннесцы не могли поверить, что Пилос взят врагом, но когда новости подтвердились, Спарта отозвала войска из Аттики и предприняла все возможные усилия для овладения Пилосом. Афиняне, с талантливым Демосфеном во главе, отразили все попытки штурма с суши и моря предпринятые спартанцами и отрезали отряд из 420 лакедемонских гоплитов на островке Сфактерия, находившемся в заливе. Вернувшийся афинский флот установил блокаду острова. Попавшие в безвыходное положение спартанцы предложили афинянам мир в обмен на жизнь запертых на острове воинов и в залог передали афинянам все свои корабли. Если бы Перикл был жив, то лучшего момента для заключения мира нельзя было и желать - ведь всё к чему стремился Перикл это сохранение status quo, которое позволяло афинянам и далее распространять своё влияние. Не таково было новое радикальное руководство Афин, Клеон выдвинул спартанцам настолько тяжёлые условия примирения, что те предпочли войну и потребовали вернуть свои корабли, как можно было ожидать, афиняне отказались это сделать и тем самым покончили с пелопоннесским флотом. Тем временем гарнизон Сфактерии продолжал держаться и начинало казаться, что лакедемонянам удастся в конце концов спастись с острова. Раздражённые поведением Клеона афиняне постановили предпринять решительное усилие и покончить с запертыми на Сфактерии спартанцами: возглавить экспедицию должен был сам Клеон, а помощником ему был выбран Демосфен. После прибытия подкреплений афиняне высадились на острове, и их лёгковооружённые стрелки, нападая на спартанских гоплитов со всех сторон, принудили лакедемонян к сдаче. Из 420 бывших на Сфактерии гоплитов, в плен сдались 292 человека, включая 120 спартиатов. Афиняне объявили, что казнят всех пленников, если пелопоннесцы вновь вторгнутся в Аттику.

Этим же летом афинянам удалось окончательно подавить мятеж на Керкире, а Никий нанёс поражение одному из Пелопоннесских союзников Кифере - теперь у Афин была неприступная база, чтобы постоянно тревожить лакедемонян набегами. Казалось, что вскоре Афины смогут диктовать свои условия мира лакедемонянам, но оказалось, что город уже достиг высшей точки своего успеха и в будущем лишь спускался с неё. Никию не удалось взять Мегару - важный город на побережье Эгейского моря на перекрёстке между Афинами и Коринфом, а блестящий полководец лакедемонян Брасид с 1000 наёмников и 700 спартанских илотов, которым была обещана свобода, предпринял поход во Фракию и взял Амфиполь. Этот город был важен для Афин не только как источник корабельного леса и как перевалочный пункт, через который проходило большое количество зерна, но и как ворота к северным союзникам Афин в Македонии и Фракии и ключ к наземному пути в Геллеспонт.

С завоеванием Амфиполя спартанцы вернули утерянную было славу и перевели войну в состояние равновесия. Их задача была облегчена тем, что афиняне предприняли новый рискованный поход в Беотию и понесли тяжёлое поражение в битве с беотийцами при Делии. В очередной раз была подтверждена мудрость Перикла советовавшего афинянам придерживаться разумных пределов в своих начинаниях. К 423 г. обе стороны были так измотаны войной, что согласились на годовое перемирие. Наконец, в 422 г. Клеон и Брасид погибли в бою при Амфиполе, где афиняне потерпели очередное поражение, со смертью лидеров партий войны обеих сторон к власти пришли сторонники мирного урегулирования, которые и заключили мир на пятьдесят лет.

Перемирие (420-413 гг.)

Ни Афины, ни Спарта не были удовлетворены условиями перемирия. Союзники Спарты, которые считали, что их интересы пострадали в сделке, начали искать для себя других партнёров. Афиняне ошибочно подозревали, что Спарта участвовала во всех этих интригах, так что в отношениях между государствами сохранялся высокий уровень напряжённости и недоверия.

В 421 г. Никий и Алкивиад, добиваясь дружбы Спарты, были готовы пожертвовать многими достигнутыми преимущества. По условиям мирного договора Афины обязались выдать пленников захваченных на Сфактерии и покинуть Пилос. Афиняне считали, что Спарта получила в результате всё, чего добивалась, Афины же ничего не выгадали из соглашения. Разочарованные же союзники Спарты начали искать союза с Аргосом, как новым партнёром в войне с Афинами.

Аргос не участвовал в предыдущей войне и теперь рассчитывал восстановить своё ведущее положение, утерянное в борьбе со Спартой. С другой стороны, аргосцы не желали и союза с Афинами, так как в случае победы афинян, они оказывались на положении второстепенного государства, в то время как в их планы входило главенство в Пелопоннесском союзе. Афины, со своей стороны, нуждались в сильном сухопутном войске Аргоса и не могли допустить его союза со Спартой или превращения Аргоса в державу способную угрожать Афинам.

Таков был ход событий, приведших в 418 г. к сражению при Мантинее. В Спарте стало известно, что её союзник Тегея, готовится вступить в неприемлемый для лакедемонян союз с Аргосом. Тегея находилась на территории Мантинеи, которая состояла в союзе с Аргосом и Афинами, если бы Тегея присоединилась к союзу и усилила его, то этим бы создалась близкая потенциальная угроза Спарте, а также ограничивалась свобода передвижений спартанцев на север и восток. Аргосцы видели в этом союзе средство увеличения своего влияния и компенсации того ущерба, который нанесли им спартанцы за многие предыдущие годы, а мантинейцы считали союз необходимым для обороны от Спарты. В последовавшей битве приняло участие до 20 000 гоплитов, лакедемоняне нанесли поражение аргосцам и афинянам и заключили с Аргосом пятидесятилетний союз, который предусматривал отказ от любых соглашений с Афинами. Власть Спарты на Пелопоннесе была восстановлена, и в будущем Аргос играл лишь второстепенную роль в борьбе.

На следующий год афиняне осадили островной город Мелос. С этим событием связан знаменитый "Мелосский диалог" Фукидида, в котором афиняне доказывали мелосцам, что сила всегда права, и поэтому Мелос должен сдаться превосходящей мощи Афин. Мелос отказался и был разрушен.

Весной 415 г. Афины предприняли свою судьбоносную Сицилийскую экспедицию. Афиняне и раньше во время войны посылали небольшие эскадры в Сицилию для защиты своих союзников и расширения сферы влияния, но Сицилийская экспедиция стала предприятием совсем другого масштаба. На этот раз целью было завоевание всей Сицилии, а первым городом, который должен был быть взят, стали Сиракузы - Афины Сицилии. Афиняне считали, что с покорением Сиракуз вся Сицилия быстро подчиниться их власти и многократно увеличит могущество Афин.

Объединенные силы Афин и союзников достигали 5100 гоплитов и 134 триер с экипажами, все участники экспедиции были превосходно оснащены и обучены, единственным серьёзным недостатком войска было практически полное отсутствие всадников. Многие из мелких сицилийских городов обещали поддержку Афинам, но, обнаружив колоссальную мощь экспедиционного корпуса, начали опасаться за свою собственную независимость и отказали в помощи. Несмотря на это, афинянам казалось, что и их собственных сил вполне достаточно для осады Сиракуз.

Экспедицию должны были возглавить два ведущих политических и военных лидера Афин - Никий и Алкивиад, однако, перед самым началом осады из Афин прибыл корабль с приказом Алкивиаду вернуться домой и предстать перед судом по обвинению в святотатстве, которое он якобы совершил перед отправкой в поход. Алкивиад благоразумно не стал вверять свою участь афинскому собранию (вспомним судьбу Сократа) и бежал в Спарту.

Начало осады было вполне успешным - афиняне заняли сильную позицию близ сиракузской гавани и начали строительство циркумвалационной линии. Сиракузцы пытались помешать осадным работам, но были разбиты в упорном регулярном сражении. Никию казалось, что город находится на грани сдачи, и циркумвалационная линия не была закончена, так как афиняне уже вели переговоры с различными партиями в городе. В это время на Сицилию прибыл спартанский полководец Гилипп. Узнав о ситуации в Сиракузах, он с отрядом союзников немедленно выступил на помощь городу и прорвался в Сиракузы через афинскую блокаду. Под руководством Гилиппа сиракузцы начали строительство собственной стены поперёк афинской в том месте, где афиняне ещё не успели достичь моря. Таким образом блокада была прорвана, и все попытки афинян помещать возведению сиракузских укреплений были отражены с тяжёлыми потерями, так как Гилипп умело использовал превосходство сиракузцев в коннице и пельтастах. В отчаянии Никий обратился к Афинам с просьбой о помощи, в ином случае осаду пришлось бы снять. Афиняне собрали дополнительные средства и выслали новый флот из 65 кораблей с 1200 гоплитами под командованием энергичного Демосфена и Эвримедона. В сложившемся положении Демосфен видел только два выхода - прорвать построенную сиракузцами стену или отступить. В последовавшей ночной атаке афиняне потерпели поражение и, соответственно, приготовились к погрузке на корабли. Осуществлению этого разумного плана помешало затмение случившееся в ночь накануне отплытия. Перепуганное войско потребовало задержать отправку кораблей до истечения положенных 27 дней, Никий, который и сам был довольно суеверным, с готовностью согласился.

Задержка стала для афинян роковой. Сиракузцам удалось разбить афинский флот в гавани Сиракуз и запереть врагов в бухте, попытка афинян прорваться потерпела неудачу, а когда на следующий день Демосфен хотел попытаться ещё раз, ведь у афинян всё ещё оставалось больше триер, чем у противника, экипажи отказались выходить в море. На совете было принято решение отступать сушей. Восемь дней отступали афиняне, отражая непрерывные налёты сиракузской конницы, прежде чем основная часть армии с Демосфеном во главе капитулировала. Никий с авангардом продержался ещё два дня, но в конце концов был окружён и сдался. Победоносные сиракузские граждане казнили Демосфена и Никия, а остальных пленных продали в рабство.

Новости о поражении потрясли Афины. Теперь союзники, надеясь на слабость афинян, начали выходить из союза, а спартанцы вновь появились на море - судьба Афинской империи была решена. Ещё до поражения экспедиции вспыхнула новая война со Спартой. Царь Агис вновь вторгся в Аттику, в этот раз, однако, перед уходом домой спартанцы соорудили укрепление в Декелее, и до окончания войны спартанский гарнизон совершал оттуда вылазки, нанося урон Аттике и укрывая беглых рабов.

Декелейская война

После уничтожения афинского войска и флота в Сицилии большинство греков поверили, что с Афинами покончено. Агис послал распоряжение союзникам начинать постройку кораблей, а посланники с Эвбеи, Хиоса и Лесбоса прибыли в Спарту, чтобы добиться помощи их восстанию против афинской власти. Персидские сатрапы, правившие в Малой Азии, Фарнабаз и Тиссаферн также отправили своих посланников к спартанцам, надеясь в обмен на помощь получить ионийские города, находившиеся под властью Афин.

По совету Алкивиада спартанцы решили поддержать прежде всего хиоссцев и послали к ним флот из 21 триеры, но по пути лакедемоняне встретили афинскую эскадру, патрулировавшую побережье и были загнаны в ближайшую гавань. Новое неожиданное поражение почти заставило спартанцев отказаться от планов оказания помощи островным государствам, только вмешательство неутомимого Алкивиада заставило их вновь снарядить пять судов и вместе с самим Алкивиадом отправить этот отряд на Хиос. Прибыв раньше чем стали известны новости о поражении эскадры лакедемонян Алкивиад убедил хиоссцев поднять мятеж, который быстро распространился на многие области в составе Афинской империи: Эритрея, Милет, Митилена и другие города присоединились к восставшим. Тиссаферн, воодушевлённый успехом спартанцев, заключил с ними союз и обещал помощь деньгами и кораблями.

Афинянам была ясно опасность грозившая им из-за восстания Хиоса, город использовал дополнительные ресурсы и снарядил четыре небольших флота, в общем 46 триер, для подавления мятежа. Митилена была внезапно атакована и захвачена, остальная часть Лесбоса вскоре вернулась под контроль афинян. Постепенно кольцо вокруг Хиоса сжималось, по мере того как афиняне блокировали остров и трижды разбили хиоссцев на суше, вынудив мятежников укрыться в городских стенах и беспомощно смотреть на разорение своих земель.

Не останавливаясь на достигнутом, афиняне спустили на воду ещё 48 кораблей с 3500 гоплитами на бору, которые отплыли на Самос, а затем осадили Милет, но когда стало известно о подходе Пелопоннесского флота в составе 55 триер, включая 22 сицилийские, наученные осторожности афиняне предпочли отступить. До конца года оба флота продолжали стоять друг против друга на базах в Милете и Самосе.

Зимой и весной 412/411 гг. стороны восстанавливали свои силы и проводили мелкие операции. Пелопоннесцам удалось вовлечь в антиафинское восстание Родос, но они лишились ценных советов Алкивиада, про которого стало известно, что он является отец ребёнка жены спартанского царя Агиса. Алкивиад был вынужден скрыться и искать защиты сатрапа Тиссаферна. Позже в 411 г. Алкивиад вернулся в Афины после сложной серии интриг, включавших в себя короткий олигархический переворот.

411 г. был очень тяжёлым годом для Афин. В начале весны беотийцы предательством захватили Ороп, хиосцы, находившиеся в отчаянном положении, совершили вылазку и нанесли поражение афинской эскадре, поход спартанского отряда вызвал восстание в Лампсаке и Абидосе. Мятеж в Лампсаке был вскоре подавлен афинянами, но Абидос вернуть не удалось. Десять спартанских кораблей удалось добрались до Византия, где немедленно вспыхнуло восстание.

Миндар, командовавший пелопоннесским флотом, приказав небольшой эскадре из 16 кораблей в Абидосе наблюдать за афинским флотом, отплыл со всем флотом из Милета в Геллеспонт. Избежав встречи с афинскими кораблями у Самоса, он соединился с остальной частью флота и встретился с афинским флотом у Элеунта. 76 афинских кораблей столкнулись в этой битве у мыса Киноссема с 88 спартанскими, после тяжёлого боя победа досталась афинянам, благодаря действиям Фрасибула, разбившего центр лакедемонян. Развивая успех, афиняне взяли Кизик, но главной своей цели не достигли, так как спартанцы сохранили свой флот, потеряв лишь 21 триеру против 15 афинских.

Результаты незначительного успеха у Киноссемы, были уничтожены на Эвбее. Спартанский флот из 42 кораблей оплыл Аттику и встал на якорь в недавно захваченном Оропе. Афиняне спешно снарядили 36 кораблей и отправили их в Эретрию, но этот флот был разбит внезапным нападением спартанцев, которое было совершено, когда экипажи запасались продовольствием на берегу, в результате было потеряно 22 триеры. Вслед за этим эретрийцы подняли восстание и перебили спасшихся афинян, так что вскоре почти вся Эвбея была в руках у пелопоннесцев. К счастью для афинян лакедемонский флот был отозван Миндаром, чтобы возместить его потере в битве у Киноссемы, по пути туда он попал в шторм и почти все эти корабли погибли.

Тем временем Миндар продолжал собирать силы в Геллеспонт. Второе большое сражение произошло близ Абидоса, когда спартанский флот пришёл на выручку 14 кораблям плывшим с Родоса и попавшим в засаду устроенную афинянами. Это сражение закончилось более значительным поражением пелопоннесцев - афиняне захватили 30 триер, а остальные корабли были вынуждены выброситься на берег и только своевременная помощь войска Фарнабаза спасла их.

К весне 410 г. Миндар снова добился превосходства в Геллеспонте, несмотря на проигранные в прошлом году два сражения. Афинянам пришлось распустить свой флот из-за нехватки средств и лишь 40 триер противостояло теперь 80 судам спартанцев. Сопровождаемый персидским войском Миндар напал на Кизик и взял этот город. Афиняне были вынуждены вновь собрать свой флот в Геллеспонте - теперь они превосходили числом пелопоннесцев и предприняли поход с целью вернуть Кизик. Эскадра из 40 триер во главе с Алкивиадом должна была стать приманкой, чтобы выманить Миндара из гавани, в то время как остальная часть флота должна была отрезать спартанцев от города. План блестяще удался - после яростного морского сражения спартанцы выбросились с кораблями на берег под защиту войск Фарнабаза, афиняне последовали за ними и разгромили объединённые силы пелопоннесцев и персов, Миндар погиб в схватке за корабли. Победа была полной: весь спартанский флот уничтожен или захвачен, Кизик взят, и Афины вновь твёрдо контролировали воды Геллеспонта. В донесении посланном спартанским командиром в Спарту сообщалось: "Дрова потеряны. Миндар погиб. Люди голодают. Не знаем что делать." ("Дрова" - презрительное название кораблей). Спартанцы вновь предложили мир афинянам, но те отказались, не желая отдавать Эвбею или уступать власть над Византией - ключом к поставкам зерна из Чёрного моря.

В самой Греции спартанцам добились некоторых успехов, они наконец захватили Пилос, а мегарцы вернули себе Нисею. На Геллеспонте, однако, Алкивиад продолжал стремительно улучшать положение афинян, к концу 409 г. ему удалось взять Калхедон, Селимбрию и Византию, так что единственной базой спартанцев в этом районе остался Абидос. Дальнейшее ослабление позиций спартанцев было вызвано вторжением карфагенян на Сицилию и последовавшим отзывом сицилийских кораблей из Греции домой. Афиняне со своей стороны начали дипломатические манёвры с целью раскола спартанско-персидского союза и отправили послов к царскому двору. Всё же спартанцам удалось заручиться твёрдым обещанием дальнейшей помощи от персов.

Следующим летом Алкивиад впервые после семилетнего отсутствия приехал в Афины, его приветствовали как героя, и народное собрание вручило ему высшее командование, которое никому не принадлежало со времён Перикла. Осенью 408 г. Алкивиад отплыл из Афин со 100 триерами, намереваясь полностью вытеснить спартанцев из Малой Азии и с островов Эгейского моря, ведь в спартанских руках всё ещё оставались Хиос, Родос, Андрос, Эфес и Милет. Лакедемоняне этим летом назначили командующим своими силами Лисандра, а персы сменили Тиссаферна на нового сатрапа - Кира, сына самого царя, который организовал выплату спартанцам огромных средств. К весне 407 г. Лисандр располагал в Эфесе новым флотом из 90 кораблей. Алкивиад, отрядив 20 триер для осады Андроса, прибыл с 80 оставшимися судами в Нотий. Несмотря на некоторое численное превосходство Лисандр не решился выйти в море, и Алкивиад, оставив флот под командованием Антиоха, отправился с гоплитами на помощь Фрасибулу осаждавшему Фокею. В его отсутствие Антиох попытался выманить пелопоннесцев из эфесской гавани, но потерпел неудачу и потерял 22 корабля. Узнав о случившимся, Алкивиад снял осаду с Фокеи и поспешил в Нотий с 30 триерами Фрасибула, но Лисандр вновь отказался от боя, укрывшись в гавани Эфеса. Политические враги Алкивиада в Афинах использовали это поражение, чтобы добиться его отзыва, и снова Алкивиад был вынужден бежать, на этот раз в своё фракийское поместье. Афинский же флот отошёл на Самос, где командование над ним принял Конон.

Ситуация была весьма сложной, из-за нехватки средств Конон располагал экипажами лишь для 70 триер из сотни бывших у него, а мораль моряков упала после недавнего поражения. Спартанцы наоборот были уверены в своих силах. Калликратид, который заменил Лисандра, обещав персам греческие города в Малой Азии, добился увеличения союзнических поставок и снарядил флот из 140 кораблей. Огромный пелопоннесский флот направился к Хиосу мимо афинской стоянки у Самоса, однако Конон разумно отказался выйти на бой против превосходящих сил противника. Захватив афинский порт на Хиосе, Калликратид проследовал к Лесбосу. Метимна пала в результате предательства, а афинский флот, всё таки вышедший в море для обороны Лесбоса, был разбит и заперт в Митилене, потеряв 30 кораблей.

Конону удалось отправить в Афины весть о своём отчаянном положении и за 30 дней афиняне собрали эскадру из 110 триер, которая немедленно отправилась на Самос. Этот флот был последней надеждой Афин - казна опустела и снарядить новые войска было невозможно. На Самосе к эскадре присоединились ещё 45 кораблей, и флот с восемью стратегами во главе отплыл к Митилене. Калликратид совершил решающую ошибку, разделив свои силы на две части и оставив 50 судов для продолжения осады, он с оставшимися кораблями принял сражение. Два флота встретились в крупнейшем сражении войны у Аргинусских островов к юго-востоку от Лесбоса. После упорной борьбы сказалось численное превосходство афинян - 70 пелопоннесских триер было потоплено или захвачено, но и афинский флот потерял 25 кораблей. После битвы разразился шторм, в котором погибло немало членов экипажей затонувших триер. К своему удивлению победившие стратеги были отозваны в Афины, где их осудили на смерть за то, что они якобы не предприняли достаточных усилий для спасения тонущих моряков, причём был приговорён даже стратег, который сам едва спасся во время бури, так как его триера погибла в бою. Двум стратегам удалось бежать, а шестеро были казнены.

Когда спартанцы осаждавшие Митилену узнали о решительном поражении главного флота, они немедленно сняли осаду и бежали на Хиос. Победа вернула Афинам господство на море, снова спартанцы предложили мир афинянам и снова получили отказ. Положение афинян было далеко не простым, пелопоннесский флот не был полностью уничтожен - 90 кораблей оставались на Хиосе, кроме того, в этот раз афиняне поставили на кон всё что имели, больше у них не было в запасе ни денег, ни кораблей.

Спартанцы предприняли новый поход в Геллеспонт. Вернувшийся с 35 кораблями в Эфес Лисандр высадился в Абидосе, а затем взял штурмом Лампсак. Афинский флот занял позицию у Эгоспотам, дожидаясь случая атаковать лакедемонян. В Эгоспотамах не было гавани и поэтому афиняне каждый день вытаскивали свои корабли на берег. После пяти дней ожидания афиняне потеряли осторожность, к тому же, видимо, их сторожевая служба была плохо организована, и Лисандр внезапной атакой захватил весь афинский флот на берегу. Из 180 афинских триер спаслись только девять, а попавшие в плен афиняне были безжалостно казнены.

Это поражение означало конец войны. Афиняне, считая, что судьба пленных захваченных при Эгоспотамах ожидает их всех, приготовились к последней осаде. Лисандр направился к Афинам, захватывая по пути мелкие города. Осенью 405 г. флот Лисандра прибыл в Пирей и блокировал город с моря, в то время как армия лакедемонян осадила Афины с суши. Но так велика была гордость и отчаяние афинян, что и теперь они отказывались сдаваться, приняв даже специальный декрет о казни любого, кто предложит в народном собрании обсуждение условий капитуляции. Осада продолжалась до марта 404 г., когда в городе начался голод, и афиняне пошли на переговоры.

Условия спартанцев были разумны - Афинский союз должен был быть распущен, длинные стены Афин разрушены, а флот сокращён до 12 триер. Афины вступали в Пелопоннесский союз и в решении внешнеполитических вопросов подчинялись Спарте. Это было больше того, на что надеялись афиняне, и значительно меньше тех кар, которые требовали наложить на них союзники спартанцев.

Окончание войны не принесло Греции мира, а Спарте гегемонии - не прошло и тридцати лет, как Фивы лишили Спарту её ведущей роли в Элладе, а в 365 г. Пелопоннесский союз был распущен.

Сухопутные сражения

В Пелопоннесской войне основу греческой тактической системы составляла фаланга гоплитов - тяжеловооружённых воинов с большим щитом, панцирем, шлемом, поножами, длинным копьём и мечом. Тактические формы, применяемые в сражениях, были самыми простыми: противоборствующие стороны выстраивались друг против друга сомкнутыми фалангами, и рукопашная схватка между ними решала исход дела. Всадники и легковооружённые играли лишь незначительную вспомогательную роль. Главным вопросом, занимавшим умы греческих полководцев, была глубина построения фаланги. Здесь боролись два противоположных начала - с одной стороны, было необходимо выстроиться как можно более длинным фронтом, чтобы не дать противнику возможности охватить гоплитов с флангов или, чтобы самому произвести подобный охват; с другой стороны, фаланга должна была быть настолько глубока, чтобы выдержать атаку противника и рукопашный бой, пока обход с фланга не даст свои результаты. Чаще всего в источниках упоминается глубина фаланги в восемь шеренг, так что, возможно, это было некоей нормой. Однако встречаются и отклонения: фиванцы, как кажется, тяготели к более глубоким построениям, и несколько раз упоминается, что фиванский контингент бывал построен глубже, чем остальные части фаланги, например, в двадцать пять шеренг. Конница располагалась на флангах, легковооружённые с пращами и дротиками действовали либо далеко перед строем, чтобы иметь возможность отойти на фланги и в тыл во время атаки гоплитов, либо вставали на фланги сразу перед схваткой. Во время войны большее значение приобрели неизвестные ранее пельтасты, они снабжались копьём, дротиками, небольшим щитом и мечом, так что не только были способны вести стрелковый бой, но в крайнем случае могли вступать и в рукопашную схватку. Теперь их часто выделяли на крылья боевого порядка, чтобы они угрожали противнику обходом по недоступной для гоплитов местности или с флангов обстреливали вражескую фалангу. Наибольшего же успеха пельтасты достигли в мелких операциях, когда обладали возможностью нападать на отдельные отряды гоплитов с фронта и флангов и уклоняться от рукопашной схватки - таким образом удавалось истребить довольно значительные отряды тяжеловооружённых воинов.

Когда два греческих войска выстраивались к бою, прорицатели приносили жертвоприношения богам, и воины, укрепив свою храбрость вином, начинали двигаться друг на друга. При этом часто обе фаланги своеобразно сдвигались вправо, так как правофланговый воин стремился отвернуть свою незащищённую щитом сторону от противника, а вслед за ним сдвигались и остальные. В результате правое крыло обеих фаланг выдвигалось за левый фланг строя противника, который оказывался обойдённым ещё до начала схватки. Приблизившись к противнику, фаланги запевали пеан, брали копья наизготовку и переходили на бег (за исключением спартанцев, которые наступали шагом, чтобы сохранить строй, и, видимо, переходили на бег в последний момент). Бывало, что одна из фаланг не выдерживала вида атакующего противника и обращалась в бегство, но часто дело доходило до непосредственной схватки. Две линии тяжеловооружённых воинов с грохотом сталкивались, щиты ударялись о щиты, копья с треском ломались от ударов, в возникавшей свалке в ход шли мечи и кинжалы. Воины в задних шеренгах напирали и подталкивали передних вперёд, а передние гоплиты теснили неприятеля. В подобной схватке, особенно если она сопровождалась "естественным" обходом флангов, иногда побеждали различные части обеих армий, которые, одержав верх на своих участках, затем вторично сходились друг с другом. Когда гоплиты одной из фаланг начинали отступать, это отступление быстро переходило в бегство. Победители, чувствуя, что враг подаётся, напирали сильнее, отступающие наталкивались на задних воинов, гоплиты падали друг на друга и, наконец, пускались в бегство. Первым делом бегущий воин избавлялся от тяжёлого щита, что сразу давало ему преимущество в скорости над преследователем, поэтому гоплиты преследовали неприятеля не долго - эта задача предоставлялась легковооружённым и всадникам, всадники же проигравшей стороны старались прикрыть отступление своих сограждан. Наиболее храбрые гоплиты из числа проигравших тоже старались отступать организованными группами, своим видом отпугивая преследователей, которые вовсе не желали вновь рисковать своими жизнями в бою. Утомлённые боем и пережившие шок рукопашной схватки победители, довершив победу, собирали добычу на поле боя и сооружали в знак своего успеха трофей из захваченных у неприятеля доспехов. Потери в подобных боях были не очень велики, в среднем за Пелопоннесскую войну они составляли около 5% у победителя и 14% у побеждённого, хотя при эффективном преследовании потери проигравшего резко возрастали.

Морские сражения

Основным кораблём Пелопоннесской войны была триера. Около 170 гребцов, расположенных в три ряда, под руководством кормчего были главным средством передвижения триеры в бою, когда большие паруса убирались, чтобы не мешать манёврам. Гребцам требовалась постоянная практика и обучение для достижения слаженности действий необходимых при маневрировании в сражении. Обучение гребцов было довольно дорогостоящим делом, так как приходилось учитывать не только стоимость снаряжения экипажа, но и износ триеры во время гребной практики. Богатое афинское государство могло позволить себе не только строить сотни триер, но и готовить и содержать экипажи для них. Превосходство подготовки афинских моряков и кормчих в полной мере сказалось в начальный период войны, когда не раз численно слабейшим эскадрам афинян удавалось одерживать победы над превосходящими силами пелопоннесцев.

Боевые порядки в морских сражениях напоминали сухопутные. Корабли противников выстраивались линиями напротив друг друга, сторона располагавшая большим числом кораблей старалась при этом охватить фланги неприятеля. Существовали два основных способа атаки: "Периплус" и "Диекплус". "Периплус" заключался в попытке фланговых триер обойти неприятельскую линию и атаковать врага с тыла и флангов. Обычно для защиты от такого манёвра флот выстраивался в бухте или проливе, где фланги упирались бы в берег. "Диекплус" являлся манёвром прорыва сквозь вражескую линию и его использовали только флоты располагавшие хорошо подготовленными экипажами. Гребцы одного из бортов прорывавшейся триеры в последний момент начинали грести назад, триера слегка уклонялась в сторону и ломала вёсла вражеского корабля, оказавшись в тылу линии противника, триера разворачивалась и атаковала врага с тыла. Оборонительным манёвром, который использовали численно слабейшие или плохо обученные флоты был "Киклос". Корабли образовывали круг носами вперёд и принуждали противника к лобовому тарану.

После столкновения линий отдельные корабли таранили друг друга, лучники и метатели дротиков засыпали экипажи противника снарядами, а если корабли сцеплялись, то в дело вступали эпибаты - морские пехотинцы, которых было по несколько десятков на каждой триере.

В морском бою победитель, как правило, нёс небольшие потери. Если триера получала пробоину, то она не шла сразу на дно, а в полузатопленном состоянии долго могла держаться на поверхности. Победитель, захватив место боя, вытаскивал повреждённые триеры на берег и чинил их, проигравший же терял не только свои корабли, но и экипажи, которые спасались на обломках.

Основные морские сражения Пелопоннесской войны.

СражениеГодАдмирал (А)Адмирал (С)Триеры (А)Триеры (С)Потери (А)Потери (С)
Патры429Формион*Кнем2047012
Навпакт429Формион*Кнем207706
О-ва Сибота428??*7253131
Пилос426Демосфен*Агис704305
Сиракузы-1413Никий*?6080311
Эриней413Дифил*Полиант332503
Сиракузы-2413Никий#Гилипп#758033
Сиракузы-3413НикийГилипп*727730
Сиракузы-4413ДемосфенГилипп*7686180
Сиракузы-5413ДемосфенГилипп*110755025
Киноссема411Фрасилл*Миндар76861521
Абидос411Фрасибул*Миндар7496030
Кизик410Алкивиад*Миндар8660060
Лесбос409Фрасилл*Гемократ202505
Нотий407АнтиохЛисандр*8090200
Аргинуссы406Протомах*Калликратид1501202570
Эгоспотамы405КононЛисандр*1801851710
Примечания:
А = Афинский союз
С = Пелопоннесский союз
* = Победитель, # = Ничья

Осады

Осадное искусство было слабо развито в Греции в этот период. За несколькими исключениями, любой наспех сооружённой стены было достаточно, чтобы заставить нападающего отказаться от штурма и перейти к блокаде города. Для того, чтобы заставить город сдаться из-за нехватки продовольствия требовалось обычно не меньше года, если не удавалось найти изменника внутри стен. Осады также были весьма дорогим предприятием: осада Самоса, предпринятая афинянами незадолго до начала войны стоила более 1300 талантов и заняла три года.

Основные источники:

  • Фукидид. История. М., 1981.
  • Ксенофонт. Греческая История. Спб., 1996.
  • Диодор. Историческая библиотека.
  • Плутарх. Сравнительные жизнеописания: В 3 т. М., 1961-1964

<<<назад

Трейлер к фильму.

Hosted by uCoz